Заветная корочка или все же диплом?

Недавно встретилась со своей  одноклассницей, с которой не виделись лет двадцать. Задушевный вечер-воспоминание перерос в разговор о детях.  Знаю, что ее дочка росла очень любознательной и способной девочкой, с шести лет посещала кружок кройки и шитья в доме пионеров. А какие фасоны платьев для кукол она  тогда шила — просто восхищение! Было очевидно, что талант  моделирования у ребенка есть и его надо поддерживать и дальше развивать.

— Собиралась она поступать в технологический, но поступила  на платное отделение в педагогический  университет, — рассказывает моя одноклассница. — Педуниверситет окончила за родительские деньги. Теперь она — логопед, но работает в Минске секретарем у какого-то крупного бизнесмена.

— Но она же так мечтала о моделях одежды и шитье?! — удивляюсь я.

— Что делать, баллов не хватило, вот и пришлось идти, куда проходила. Образование не нужно носить за плечами, куда важнее найти свое место в жизни, —  убежденно говорила подруга.

— Да, — подумала я, — молодежь идет по пути условностей. Получают высшее образование лишь потому, что самомнение не позволяет встать за станок. Потом становится притчей во языцех, когда специалисты, приезжая в хозяйство, ромашку от василька отличить не могут.

— Правильную дикцию шефу вряд ли поставит такой логопед, а вот швея из нее  могла бы получиться  первоклассная. И получилась бы, если бы не мерила все понятиями «классно» и «отстой», — подумала я, но не могла огорчать подругу.

Далее наш разговор зашел и о другой ее дочке, которую мама также в университет впихнула. Диплом она получила, только инструкцию по применению  в него вложить забыла. Теперь пылится на полке. Заветная корочка уж слишком черствой оказалась — пришлась не по зубам, если экономист по образованию работает помощником воспитателя в детском саду.

К слову, мне вспомнилась  еще одна наша одноклассница, которая не поступила в медицинский институт  сразу после школы. Она работала санитаркой в больнице и поступила в  медицинский  только с четвертого раза, зато всю жизнь работает по выбранной специальности, любимой для нее, не нарекая ни на зарплату, ни на трудности  и нюансы своей профессии.

Сегодня очевидно, что профориентация сводится  только к двум критериям выбора — где больше зарплата и куда прохожу по результатам тестов. А результат таков: «высокобалльники» идут в айтишники, те же, у кого балл тестирования скромный, определяются с выбором профессии в последний день подачи документов. И нередко выбирают такую, о которой и понятия не имеют.

На выходе — диплом пылится на полочке, народное хозяйство недополучает специалиста, а пресловутая профориентация с ее современными технологиями не работает.

Удивительно, как менее чем за полвека солидный диплом, ранее открывавший дорогу в жизнь, стал неким атрибутом, вернее обычной корочкой хлеба, которую отрезать-то отрезали, а что дальше делать — не сказали. Вот и сохнет, дожидаясь урочного часа.

Чрезмерная доступность высшего образования сделала свое дело. Особенно платная форма обучения. Лет двадцать назад мало кто мог позволить себе раскидываться деньгами, поэтому и к выбору профессии подходили основательно. Если сил хватало — цеплялись за вуз, нет — шли в рабочие, а потом, к примеру, на заочное отделение. А теперь штурмуют платные отделения, даже несмотря на высокую стоимость и специальности, по которым фактически не будут работать.

В нашем районе около 500 вакансий остаются незаполненными. Требуются работники в различные отрасли, в основном, на простые рабочие специальности. Работодатели  пускают в ход весь свой арсенал, но уговоры и даже жилье перестали быть тем важным  и решающим стимулом. Одним высокие идеалы не позволяют, другим — корочка. Впрочем, во всем она, несчастная, и виновата.

Анна ДАВИДОВИЧ.

Все блоги автора :

Пусть тревожная отметка не пугает

Не оглядывайся на возраст

«И вакансии не те, и работа не моя»

История женщины, которая жила с мужем-тираном

А где были взрослые?

 

Стоит почитать: