Селфи в газовой камере

Екатерина Рудик

 

Я всегда с интересом рассматриваю фото друзей и знакомых, которые побывали в разных уголках планеты. Согласитесь, удивительно перенестись в страны, которые находятся за тысячу километров, укрываясь в горах или прячась за океаном. Вот только не все снимки вызывают восторг или доставляют эстетическое наслаждение, а некоторые забавные селфи не кажутся такими уж забавными…

Однажды знакомые ребята посетили город Припять, расположенный в чернобыльской зоне отчуждения. Лента Instagram сразу наполнилась знакомыми видами города-призрака: колесо обозрения парка развлечений, Дворец культуры «Энергетик» с разбитыми окнами и гостиница «Полесье» с поросшими на крыше деревьями. На одной из фотографий ребята улыбались и корчили друг другу гримасы – все это на крыше высотки, откуда открывается вид на пустынный город. Спустя годы эти снимки все еще «украшают» профиль социальной сети, демонстрируя неуважение к жертвам трагедии и всем тем, кто спасал людей после взрыва на энергоблоке.

Фото с сайта kiyavia.com

После выхода сериала НВО «Чернобыль» туда потянулись вереницы туристов. Для многих путешественников такая поездка стала возможностью позировать для новых селфи или записать «прикольное» видео в TikTok на месте крупнейшей техногенной катастрофы, унесшей сотни человеческих жизней. Автор сценария сериала «Чернобыль» Крэйг Мэйзин, как будто испытывая вину за происходящее, обратился к туристам с просьбой проявлять уважение к жертвам трагедии 1986 года и не делать селфи на фоне руин города Припять.

Не знаю почему, но многие места человеческой трагедии давно стали Меккой для современных блогеров и любителей сделать «крутое» селфи. Сложно даже представить, насколько неприятно было наблюдать за туристами в концлагере «Аушвиц-Биркенау». Туда мы с друзьями поехали после посещения Кракова. После выхода с территории музейного комплекса остается чувство глубокого опустошения и подавленности. Я никогда до этого не видела ничего подобного и даже не могла представить, насколько масштабной может быть политика человеческой жестокости. Люди погибали от ядовитых газов, от голода и холода, в результате мучительных медицинских опытов… Печи крематориев Освенцима, куда сваливали горы человеческих тел, не затухали ни на сутки.

Вход в Освенцим обрамляет знаменитая надпись Arbeit macht frei, что означает «Работа дарит освобождение». Но, как известно, в лагере труд никому не подарил желанной свободы. Как думаете, сколько «умопомрачительных» снимков было сделано на фоне этой надписи? Их было так много, что музею концлагеря даже пришлось опубликовать обращение к посетителям, размещавшим в соцсетях фото своих попыток удержать баланс с вытянутыми руками на железнодорожных рельсах, ведущих в лагерь смерти, не делать так.

Тема памяти — одна из главных в творчестве украинского режиссера-документалиста Сергея Лозницы. Его черно-белый полуторачасовой фильм «Аустерлиц» — это наблюдение за посетителями бывших концлагерей. На его создание кинематографиста вдохновила одноименная книга Винфрида Зебальда. Главный герой книги английский архитектор Жак Аустерлиц, во взрослом возрасте узнает, что вырос в приемной семье, а его настоящие родители — немецкие евреи, погибшие в период Холокоста. Аустерлиц посвящает жизнь исследованию их трагической истории.

Съемки фильма проходили в бывших немецких концлагерях, превращенных в музеи и мемориалы. Но в центре внимания режиссера не сами лагеря смерти, а посетители. Статичная камера фиксирует толпы людей в открытых майках и коротких шортах. Они беззаботно фотографируются, едят бутерброды на траве, смеются, целуются, загорают и вообще ведут себя так, будто находятся в парке развлечений. В руках у них не цветы для возложения, а телефоны и палки для селфи. На лицах — ни боли, ни печали, а широкие лучезарные улыбки.

О том, где происходит съемка, зрителю изредка напоминают отрывки экскурсий на разных языках. Но даже рассказы гидов о зверствах, творившихся за этими стенами, не вызывают у туристов никаких эмоций. Они охотно фотографируются рядом со столбами, на которых пытали заключенных, в помещениях газовых камер и крематориях…

Фильм «Аустерлиц» позиционирует себя как документальный, но для меня это фильм ужасов, только беззвучный и лишенный человеческих эмоций. Гнев скапливается где-то в душе у зрителя, его сердце плачет от бессилия и стыда за тех, кто не понимает, и за тех, кто не хочет ничего понять и исправить.

Попытался пристыдить любителей веселых снимков и израильский сатирик Шахак Шапира, живущий в Берлине. Он уехал из Тель-Авива в 14 лет. В течение многих лет мужчина наблюдал, как мемориал жертвам Холокоста в Берлине служит фоном для фотографий туристов. При этом многие из них улыбаются, жонглируют, показывают акробатические трюки и даже скатываются по плитам памятника на велосипеде или скейтборде, а после публикуют снимки в соцсетях.

Шапира создал проект Yolocaust (от слов yolo – «живешь только раз» и coast – «Холокост»). Он совместил селфи туристов, сделанные у мемориала жертвам Холокоста, с документальными кадрами из концлагерей. Под кадрами появились и оригинальные подписи: «Прыгаю по мертвым евреям» (над грудой мертвых тел узников) или «Какое потрясающее место» (на фоне расстрельной ямы).

Как и Лозница, Шапира пытался добиться от туристов осознания, в каком месте они находятся, и напомнить, что оно значит для миллионов людей, чьи близкие стали жертвами войны. Ведь даже в мире, где абсолютно любой предмет или место может стать арт-объектом, должны сохраняться какие-то границы приличия и рамки уважения.

За неделю с момента старта сайт проекта набрал миллионы просмотров. Люди, чьи фото попали в проект и были опубликованы, принесли свои извинения за недостойное поведение. Проект завершен, а коллажи удалены с сайта. Но остались комментарии пользователей, которых данная тема не оставила равнодушными. А какой комментарий останется после нас?!

 



Теги:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *