Цвет настроения – модный. Как одевались ошмянцы в середине прошлого века

Мода, пожалуй, самое загадочное явление в нашей жизни. Она прослеживается не только в одежде и украшениях. Мода наглядно отражает нашу действительность, манеру поведения и индивидуальность. Она невольно проникает во все сферы: искусство, архитектуру, литературу, нашу повседневную жизнь, отпечатывается на предметах быта и внешнем виде. Она обогащает наш лексикон новыми словами.

Сегодняшние «тренды», «бренды», «аутфиты» и «луки» совершенно непонятны тем, кто носил «мексиканского тушкана» и фильдеперсовые чулки. И, наоборот, нынешняя молодежь вряд ли объяснит, что такое «гамаши» и «дачка».

1965 год

Вчера было модно то, сегодня – это. Мы постоянно пытаемся соответствовать веянию моды, стремимся понять, принять и угнаться за ней, изменчивой и ветреной, часто непредсказуемой. Простаиваем в очередях по случаю открытия брендовых магазинов, мониторим модные сайты и группы в социальных сетях, посещаем недели моды…

У наших бабушек и прабабушек, да и дедушек, чего уж тут скрывать, таких возможностей не было, но они не переставали быть модными и стильными. Каких усилий им это стоило? За чем приходилось «гоняться» и на какие жертвы идти? Попробуем приоткрыть завесу интригующего мира ошмянских модниц и модников, начиная с конца сороковых годов.

Шуба ручной работы

После войны в Ошмянах была образована артель «8 Марта», которая включала кожевенную и портняжную мастерские, а также парикмахерскую. Именно это предприятие по улице Гольшанской помогало жителям города решить вопросы с пошивом одежды и обуви на заказ. Сюда на работу пришла портнихой в 50-е годы Галина Ивановна Довжик. Бригада из восьми человек, в состав которой она входила, занималась пошивом верхней женской одежды. Почти все специалисты были самоучками. Галина в их числе. Швейному мастерству училась она у родителей, на Островетчине, где жила с семьей. У матери с отцом от клиентов отбоя не было. Приходили и приезжали к ним люди со всех уголков своего и соседних районов. Зимы в то время были настоящими, поэтому пользовались популярностью «кожухи», которые отец шил и зимой, и летом. У матери местные модницы заказывали блузки и платья из ситца, юбки из простенькой ткани. Галя всегда помогала родителям. Однажды даже, пока они были в отъезде, пошила матери платье, разутюжила все швы и повесила аккуратненько в шкаф. Носила ли мать обновку, она не помнит, но родители не ругали Галину за эту детскую активность. Понимали, что швейное ремесло всегда поможет дочери заработать на кусок хлеба.

Ошмянские учительницы. 1960 год

Зарплата в артели меж тем не была высокой. Трудились портнихи в две смены, однако все равно не могли справиться с большим потоком заказов: их брали на два месяца вперед. При этом женщины умудрялись еще шить на дому, а между работой находить время на детей и домашнее хозяйство.

По вечерам она допоздна шила ошмянкам шубы. Галина Ивановна признается, что через ее руки прошли все меха, какие только были в природе. Вот только еноту давала она «от ворот поворот» — уж очень длинным был ворс меха этого животного, невозможно было вдеть иголку. Тут нужно заметить, что шила Довжик шубы не на машинке, а вручную. На выполнение заказа уходило около месяца. Сколько стоило пошить шубу, Галина не помнит. Много воды с тех пор утекло. Однако замечает, что цены не были «кусачими» и справить себе меховую обновку, а к ней еще и шапку, могли многие.

1953 год

Спустя время в магазине начали появляться готовые изделия, но за ними нужно было устраивать настоящую охоту. До сих пор помнит Галина Ивановна, как за мальчуковым костюмчиком с начесом простояла целый день. И как потом была расстроена, когда перед ней этот товар закончился. С детскими колготками была отдельная история. Их поначалу привозили на заказ из Польши или Вильнюса и готовы были платить любые деньги.

Диковинка из-за границы

Во времена СССР дефицитом были даже чулки. Их, кстати, носили поначалу и мальчишки, и девчонки. Были они хлопчатобумажные, чаще коричневого цвета. А что касается модниц, то они уже «гонялись» за чулками из нейлона. Те, что производились в самом Союзе, сложно было назвать элегантными. Поэтому особенно ценились эти товары из ГДР и Чехословакии. Достать их было сложно, но если модницам это удавалось, то берегли их как зеницу ока.

1949 год

Людмила Петровна Лазовская вспоминает, что в школьные годы, где-то в 1963 году, она переписывалась со сверстницами из Болгарии и Чехословакии. Тогда переписка детей из соцстран велась очень активно. Школьники обменивались обычно открытками артистов и певцов. Девчата слали друг дружке и «приятные женские мелочи». Помнит Людмила, как отправила в Болгарию чулки (хотела удивить иностранок этим дефицитным у нас товаром!), а в ответ получила настоящие колготки. Их она видела в первый раз и даже представить не могла, что такое может быть в реальности. Посылку деревенская девчонка понесла в класс. Диковинный предмет женского гардероба обсуждался тогда всей школой.

Первокурсницы Слуцкого педучилища. 1940-41 гг.

В начале 60-х годов колготки у нас становятся предметом всеобщей зависти. Стоил такой атрибут одежды безумно дорого: при огромной цене от 7 до 15 рублей (средняя зарплата составляла 80 рублей) они были драгоценностью. Их занашивали до дыр, штопали (даже собственными волосами, чтобы было незаметно), а когда дыр становилось неприлично много — все равно не выкидывали. Оставляли «под брюки». Или использовали как сетку для лука. А еще из них вязали круглые коврики. Выкинуть рука не поднималась…

К 70-м годам в продажу поступили так называемые «дедероновые» колготки (из ГДР). Через некоторое время в галантерейных отделах появились специальные устройства для поднятия петель, и женщины уже с помощью их начали «чинить» колготки. Не трудно догадаться, что такое устройство стало обязательным атрибутом и в ошмянских домах. А еще наши модницы клали колготки в холодильник, дабы продлить им жизнь. Такой совет публиковал журнал «Работница», который в районной библиотеке пользовался большим спросом.

Цвет настроения – модный

Мода к нам приходила, конечно, с опозданием. Те же чулки из фильдекоса (фильдеперсовые) уже были в эпоху НЭПа. Вспомните фильмы о той поре! Но в двадцатые годы мы про них даже и не слышали.

1947 год

Хотя ошмянским модницам грех было жаловаться. Если говорить о конце 50-х – начале 60-х годов, то уже тогда женщины могли себе позволить съездить «прибарахлиться» в соседнюю Литву. В Вильнюс направлялись не только за колбасой, рыбой и сыром, но и на рынок за тканями, нитками для вязания, ювелирными изделиями, шляпками, журналами мод, из которых можно было скопировать образцы для пошива, и за средствами гигиены. Оттуда еще можно было привезти школьную форму отличного от нашего фасона, что позволяло юным красавицам уже в школе выделяться из сине-коричневой массы.

Учащиеся 7 «А» класса СШ №1, которые сдали экзамены на 4 и 5. 1953 год

Часто приезжали в гости к местным жителям родственники из Польши. Привозили они свою косметику и духи “Быть может”. Предлагаемая одежда в большинстве своем была из искусственных тканей: кримплена, кристалла и бистора. Но на это не обращали внимания, ведь блузки, пальто, платья, мужские рубашки и брюки польских производителей были настоящим шиком. В эпоху повального дефицита яркие и модные польские вещи могли позволить себе далеко не все. Так как и чехословацкую обувь и финские костюмы и платья.

У Людмилы Петровны Лазовской жили за границей родственники. Поэтому и гардероб ее отличался от того, который носили сверстницы. Были у нее и чешские сапоги-казачки сиреневого цвета, и кожаное пальто с чернобуркой за 300 рублей, и кроличья косынка, в которой форсили все ее однокурсницы из Новогрудского техникума.

1955 год

— Тогда на цвет особого внимания не обращали, – признается Людмила Петровна. – Что удалось достать, то и было модным. Везением считалось, конечно, если получалось подобрать в тон сапоги и сумочку, пальто и берет. Но порой приходилось даже обувь носить не по размеру. Хорошо, конечно, если на размер больше, эту коллизию можно было исправить с помощью ваты, а если меньше – приносили себя в жертву моде. А жертв этих было много! В чулочках по морозу ходили на танцы и в кино. Даже в снег одевали туфельки. А все из-за повального дефицита.

Алина САНЮК.

Фото из архивов жителей нашего города.

Использование материала в полном объеме запрещено без письменного разрешения редакции газеты «Ашмянскі веснік». За разрешением обращайтесь на oshvest@mail.grodno.by

0

Добавить комментарий

Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
Номер телефона без знака «+», например «79876543210». На указанный номер будет выслан код подтверждения.

*

Генерация пароля